Духи с сиренью

В квартиру моего одноклассника и лучшего друга Ваньки много лет назад привезли из деревни его бабушку. Дом ее был такой старый, что вот-вот грозил сложиться, как карточный домик, и, чтобы старуха ненароком не погибла там, забрали ее в город. Да и годков было много Евдокии Петровне, почти 80! Места в их квартире было немного, а потому бабушку было решено поселить вместе с Иваном. Конечно, он был против, но что поделать-то! Родители решили… Пришлось Ваньке забыть о чтении по ночам с фонариком под одеялом.
Потихоньку бабушка влилась в жизнь семьи. Вставала она всегда раньше всех, как привыкла это делать в деревне, и бесшумно, словно мышка, перемещалась между кухней и ванной, где вечно что-то готовила или стирала.

Первое время мать Ваньки пыталась делить место у плиты со свекровью, но потом махнула рукой: да ради бога, мол, мне же легче… Тем более что готовила Евдокия Петровна замечательно. Ее щей из квашеной капусты со свининой и грибами, блинов с клюквой и картофельной запеканки я до конца дней своих не забуду – ничего вкуснее никогда не пробовал.

Впрочем, бабушка вовсе не была домработницей в семье сына. Скажем, уборку в Ванькиной комнате она категорически возложила на внука: нечего, мол, отлынивать! Большой парень, давай-ка помогай! И кстати, она приучила его стирать свои носки, готовить элементарный завтрак, даже мыть за собой посуду, над чем мама Ванькина безрезультатно билась годами. Ох, сколько же раз потом я слышал от Ванькиной жены Кати благодарности в адрес неведомой ей старушки.

Раз в неделю отец Ивана возил бабушку на оптовый рынок, где она сама выбирала продукты, что-бы кормить потом семью. Она старательно экономила, придирчиво выбирала каждую картофелину, сокрушаясь, что в деревне у нее куда лучше овощи, ругалась с продавцами из-за высоких цен… Отец Ваньки терпеливо таскал за матерью тележку, приговаривая, что не нужно так старательно высчитывать копейки: мол, не на твою же пенсию покупаем! Старушка, впрочем, сына не слушала. Привыкшая к более чем скромному и разумному существованию, она и в городе не спешила сменить стиль жизни.

Ванька хоть и жаловался мне порой на строгость бабкину в вопросах гигиены, на слишком тщательный ее присмотр, а всей душой любил старуху. Я видел это, даже удивлялся: как же так?! Заставили его жить в одной комнате с бабкой, а он явно не тяготится этим соседством… На самом деле это была мировая бабушка: она играла с внуком в шахматы, кстати, и меня научила. Она рассказывала нам о военном детстве, водила в лес за грибами, открыв такие тонкости в этой науке, что потом мы с Иваном всю жизнь славились как лучшие грибники! Я помню, как на ее день рождения десятиклассник Ванька накопил денег и купил незамысловатые духи «Рижская сирень». И с тех пор его бабушка всегда пахла сиренью. Входишь к ним в переднюю, и уже ощущается запах цветов… А мама друга ворчала: мол, ваша сирень моего Диора забивает!

Помню, как Евдокия Петровна радовалась, когда я привозил ей с нашей дачи охапки сирени! Прослезившись, она говорила, что лишь покойный муж дарил ей такую роскошь! Дед Ванькин, к слову, умер очень давно. Погиб. Сгорел, выгоняя трактор из охваченного пламенем ангара. Евдокия Петровна, овдовев, одна поставила на ноги двух девчонок и трех мальчишек, самым младшим из которых был отец моего приятеля.

Когда Ваньке исполнилось 20 лет, она сгорела за 2 месяца — рак. Предчувствуя скорую смерть, уже с трудом передвигаясь, бабушка сама собрала вещи к похоронам: нарядное платье, купленное, должно быть, еще при Хрущеве, лаковые туфли и шелковую косынку. И в той же стопке оказался флакон духов, подаренных внуком. Ванька очень переживал, все спрашивал ее: «Зачем тебе они на том свете? Ты сейчас пользуйся!» — «А мне и там хочется твоим подарочком пользоваться! — смеялась бабка. — Я буду тебе весточки слать: как почуешь духи эти рядом, знай — я тут. Наблюдаю за тобой, помогаю, как в детстве…»

И ведь действительно Евдокия Петровна за внуком присматривала, во всяком случае, Ванька был уверен в этом. Как-то взял он у друзей мотоцикл. Поехал к девушке на свидание, кстати, к той самой Кате, что стала его женой. Он опаздывал, лихо обгонял плетущиеся, как ему казалось, машины, сетовал, что начинается дождь, — значит, долго не погуляешь в парке, куда он направлялся… И тут водитель грузовика решил резко перестроиться, не замечая, что сзади несется Ванька. Визг тормозов, страшный удар, и друг мой летит метров 20 над мокрым асфальтом. А мотоцикл выносит на встречку под автобус…

«Черт знает, как это, но было такое ощущение, — рассказывал потом мне Ванька, — словно я приземлился на мягкую перину. Как в детстве, когда бабушка укладывала меня на веранде ночевать… И запах сирени, понимаешь? Ну откуда он в октябре?! А это первое, что я почувствовал, когда пришел в себя…»

Мотоцикл разворотило так, что друзьям, у которых он его одолжил, Ванькиным родителям пришлось купить новый. А сам Ванька получил лишь пару синяков, шрам на щеке да перелом ключицы… Ну еще сотрясение мозга, однако через два дня был уже дома. При той аварии, как сказал гаишник, живым он не должен был остаться!

— В рубашке ты родился, парень! — удивленно качал головой осматривавший его доктор со скорой. — Или ангел-хранитель твой здорово работает!

— Да, — кивал плохо соображающий Ванька, — знаю я этого ангела. Евдокией Петровной ангела моего зовут.

Наверное, в жизни каждого человека происходили жуткие и необъяснимые события, страшные и мистические истории. Мы будем благодарны если вы поделитесь ими с нашими читателями!

Рассказать свою историю
Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.